Инвалид против власти: ипотека или Дом ветеранов вместо "двушки" в аварийке

В Верховном суде Татарстана рассматривается дело инвалида второй группы из Зеленодольска Нины Борисенок. Женщине местные власти предлагают чуть меньше полумиллиона рублей плюс ипотеку или соцнайм взамен ее двухкомнатной квартиры в признанном аварийном доме. Если женщина не найдет денег, ей предлагают альтернативу — Дом ветеранов. "Idel.Реалии" посетили судебное заседание и побывали в гостях у Борисенок в Зеленодольске.

Нина Борисенок


Нина Борисенок страдает ДЦП. Она может ходить, но на это нужно много сил и костыли. Несколько лет назад ей сделали операцию на ноги, но стало только хуже — теперь нога почти не может находиться в вытянутом положении, так и норовя согнуться. Живет она с 77-летней матерью на окраине Зеленодольска, в двухэтажном кирпичном доме на 16 квартир. У них две комнаты и два телевизора — ее мать очень гордится этим. "У меня свой, у нее свой — очень удобно", — добавляет она. Квартира небольшая — всего 41 квадратный метр, но им этого хватает. "Тут все рядом, мне очень удобно", — рассказывает Нина.

Их дом признали аварийным в декабре 2011 года. Как и еще 300 домов в Зеленодольске. 31 декабря 2011 года местная комиссия составила акт о признании домов непригодными для жилья. У этой истории есть одно единственное объяснение — 31 декабря 2011 года истекал срок подачи заявления о признании домов аварийными и включения их в программу переселения. Зеленодольская администрация подсуетилась, и на следующий день три тысячи горожан проснулись совсем в другой реальности, где их ждали экспертизы, суды, требования о сносе домов и бесконечные попытки доказать, что в их домах еще можно жить.

Согласно программе переселения из аварийного жилья, на каждый квадратный метр аварийного жилья власти выделяют 11 тысяч 22 рубля. На деле зеленодольцам дают и то меньше, так как власти уже выкупили землю под их домами. Жители могут получить по три-пять тысяч рублей. За однокомнатную квартиру — 99-165 тысяч рублей. Остальное нужно брать в соципотеку. При этом большинство жителей аварийных домов — пенсионеры, многодетные, инвалиды и малоимущие. Ипотеку они не потянут.

Несколько месяцев назад Кабмин Татарстана отменил свое постановление о выкупной цене. В Казани приняли документ, согласно которому аварийщики столицы могут претендовать на 38 тысяч рублей за квадрат; в районах же и городах поменьше власти все еще настаивают на 11 тысячах за метр.

Дом Нины Борисенок


Суд

До 2016 года Борисенок не знала, что живет в аварийном доме.

— По слухам мы знали уже в 2015-м, но окончательно в этом убедились только на суде в 2016-м — соседка подала в суд тогда, — поясняет она и добавляет. — У нас, кстати, самый молодой дом — он 1966 года. На своем веку, как я помню, (мне 44 года) ремонт делали только косметический. Капитального никогда не было.

Согласно акту межведомственной комиссии (жители уверяют, что чиновники не приходили в 2011 году для обследования дома), износ — 80%. Независимая экспертиза, назначенная судом, усмотрела лишь 45%. Сейчас в Зеленодольском суде Борисенок и другие жители дома пытаются доказать, что их дом не аварийный.

В Казани же в Верховном суде Татарстана идет параллельный процесс — апелляция Борисенок на решение Зеленодольского суда, который в 2016 году согласился с доводами исполкома и постановил лишить женщину права собственности на квартиру и обязать продать ее исполкому за 452 тысячи рублей.

10 августа Нина Борисенок приехала в Верховный суд Татарстана в Казань (40 км от Зеленодольска), чтобы уже во второй раз попросить отложить заседание — через час после начала судебного заседания в ВС РТ в Зеленодольске продолжится процесс по выводу ее дома из аварийности.


— Мое дело идет с 2016 года. Они хотят изъять мою собственность. Даже приходили ко мне с предложением подписать соципотеку или договор коммерческой аренды. Даже предлагали Дом ветеранов. Я, конечно, отказалась. У меня двухкомнатная квартира, почему я должна переезжать? Я дееспособная, не хочу переселяться, — рассказывает Борисенок до суда. — У меня мама получает маленькую пенсию по старости и у меня по второй группе тоже идет максимум 10 тысяч с добавками и всеми дополнениями. Мне положена квартира по инвалидности, но мне никто не предлагает. Сказали, что там очень большая очередь. Я так поняла, что это просто нереально. Это мое единственное жилье. Я не очень разбираюсь во всех этих законах, но, как мне объясняли, по Конституции собственность не могут отнять.

Начинается судебное заседание.

— Ходатайства есть? — спрашивает председатель судебной коллегии по гражданским делам.

— Да, — отвечает Борисенок и передает свое ходатайство о переносе дела.

— Судебная коллегия определила ходатайство разрешить после доклада дела. Давайте мы сейчас коротко доложим, в чем у нас суть дела.

Другой судья начинает зачитывать дело.

— В основании требований [исполкома] было указано, что, согласно заключению межведомственной комиссии, дом, в котором проживает ответчица, признан аварийным и не пригоден для проживания. Ответчице было направлено уведомление о необходимости самостоятельно произвести снос или реконструкцию — уведомление было оставлено без ответа. Так как требование статьи 132 ЖК РФ было соблюдено, исполком просит квартиру изъять и назначить выкупную цену — 452 тысячи. Суд, рассмотрев эти требования, иск удовлетворил и квартиру изъял путем выкупа с выплатой цены. С решением не соглашается ответчица, фактически идет оспаривание выкупной цены. Указано, что истец не предоставил заключение оценщика о рыночной стоимости данного имущества, нет доказательства, что 452 тысячи — это рыночная цена, компенсация за землю отсутствует. Кроме того, расчетная сумма в 11 022 рубля — несостоятельна, поскольку не существует никакая республиканская адресная программа по переселению, не опубликован сам документ об этом. В ходе рассмотрения дела судом апелляционной инстанции была назначена экспертиза, согласно выводам которой рыночная цена квартиры и земли — 102 780 рублей.

— Жалобу свою поддерживаете? — спрашивает председатель.

— Нет.

— Не поддерживаете?

— Я хочу, чтобы перенесли суд.

— Давайте мы сначала по вашей жалобе решим. Вы ее поддерживаете?

— Да.

— Вы сами чего хотите? Чтобы дали квартиру, денег или остаться там жить?

— Я бы хотела остаться там, но если это невозможно, то квартиру.

— Квартиру. До этого, когда заседание было, вы говорили, что готовы обсудить вопрос о предоставлении по соципотеке и в найм. Было такое?

— Да.

— Обсуждали вы за это время?

— Да, я рассматривала.

— Что в итоге? Вам нравится или нет такой вариант?

— Я еще не знаю решение Зеленодольского суда.

— Если решение будет в пользу жильцов там, то понятно — вопросов уже не будет. А если решение суда будет не в вашу пользу, тогда?

— Тогда я соглашусь на ипотеку.

Удовлетворившись этим ответом, судья перешел к вопросам представителю исполкома Зеленодольска, первым делом спросив, согласен ли он с решением суда.

— Да, мы считаем, что оно обосновано. В 2011 году дом был признан аварийным. В 2017 году провели строительную экспертизу по заявлению Муртазиной [тоже живет в этом доме]. По ней была подтверждена позиция исполкома об аварийности этого жилья. Мы считаем, что все конструктивные элементы дома не пригодны для жилья.

— Это все доводы к другому делу, — подмечает судья и просит говорить по существу.

— Я к ней подъезжал, мы разговаривали...

— Есть варианты конкретные?

— Ну, соципотека или коммерческий найм.

— А конкретные варианты? Вы пока предлагаете в правовой сфере, а вот конкретные квартиры или дома?

— Мы предлагали маневренный фонд.

— Маневренный фонд — это? — просит уточнить судья.

— Мне предлагали дом инвалидов — я отказалась, — поясняет Борисенок.

— Вы предлагаете соципотеку. Такие квартиры сейчас есть, которые за это время можно осмотреть и решить? — судья еще раз задает свой вопрос представителю исполкома.

Построенного жилья пока нет.

— А когда будет построено?

— Дом сдается в сентябре 2017 года.

— Уже через месяц. Надо посмотреть квартиры, если в этом доме есть предложения, — пояснил судья и, опросив стороны дела, перенес заседание на начало сентября.

Дом

— Мои родители получили эту квартиру, как только она построилась. Папа был газовиком, вот ему и дали. Он уже 20 лет как умер. В квартире 41 квадратный метр. Я вот окна сама меняла, линолеум. Хочу мебель поменять, но все в подвешенном состоянии из-за этого, — рассказывает Нина.


— Тут так хорошо — все рядом. И магазин, и больница, и аптеки, и вообще, — добавляет ее мать — миниатюрная пенсионерка с грустным взглядом.

Борисенок рассказывает, что обращалась в социальную службу, но там только посоветовали продать жилье. "Кто его купит, если оно аварийное?" — удивляется женщина.

В квартиру, пока мы разговариваем, входит соседка Нины — Адель. Она живет этажом выше и только вернулась из суда по делу о выводе дома из аварийности.

— Перенесли заседание на 25 августа. Нину хоть слышат, а меня вообще не хотят слышать, — обращается она к нам. — Уже потихонечку прокуратура с нас деньги снимает. Я вот уже 20 тысяч должна за суды (речь идет об оплате экспертиз, назначенных по суду — ред.). Суд реагирует как на должное. Есть же неправедный судья — вот это оно. Я даже не заходила на суд, просто вышли и сказали мне, что собственности лишили.

Мать Нины Борисенок


Первоначально жильцам предложили платить по восемь тысяч в год, чтобы провести ремонт. Но, как утверждают жильцы дома, глава Зеленодольского района Александр Тыгин сказал им, что на такую сумму не пойдут другие жильцы. Во время разговора с соседкой Нины Борисенок выяснилось, что несколько жильцов дома выступали за переселение и сами активно сотрудничали с исполкомом.

— Они думали, что им квартиры новые дадут (они живут в муниципальном жилье и могут по соцнайму получить квартиру метр в метр — ред.), но потом оказалось, что это не так и им придется платить. Так вот он [сосед, выступающий за переселение] быстро и сгорел — умер от инфаркта, — рассказывает соседка.

Кто-то из жильцов этого дома также не против переселиться. Кому-то купят квартиру родственники, кто-то не оформлял право собственности — им не столь важно, в какой квартире жить. А вот остальные — как раз половина дома — доказывают в суде, что не готовы уезжать из своего дома. "Лучше уж по восемь тысяч в год платить, чем по 20 в месяц за ипотеку", — отмечает Борисенок. Idel.Реалии
 
По теме
Верховный суд Татарстана на этой неделе отложил рассмотрение дела по апелляционной жалобе жительницы аварийного дома в Зеленодольске инвалида второй группы Нины Борисенок на заочное решение Зеленодольского районного суда
06.09.2017
 
 
 
Знакомые знали, что девочка живет в ужасных условиях, но не шли в полицию, потому что "потом затаскают" Елена КОНОВА - На похоронах тело Полины накрыли белой тканью, она выглядела как пластиковая,
21.07.2018 Комсомольская правда Казань
Они строили храм героям войны, поклонялись Иосифу Виссарионовичу и ненавидели женщин Виктория ЯКУШИНА Алексей ИВАНОВ Небольшой 17-тысячный городок Суворов находится в стороне от федеральных трасс на границе Тульской и
20.07.2018 Комсомольская правда Казань
    В конце прошлого года в Казани при поддержке мэрии стартовал весьма любопытный и по-своему уникальный проект – арт-резиденция «Старо-Татарская слобода».
19.07.2018 Республика Татарстан
Среди организаторов сегодняшнего праздника плуга в Москве – челнинцы В московском историко-архитектурном и природно-ландшафтном музее-заповеднике «Коломенское» сегодня проходит Сабантуй.
21.07.2018 Челнинские Известия
«КП» собрала высказывания о бое из России и незалежной [фото] Роман ГОЛОВАНОВ Украинский боксер Усик по решению судей победил россиянина Мурата Гассиева и стал абсолютным чемпионом мира,
22.07.2018 Комсомольская правда Казань
Уже неделю мы учимся жить без чемпионата мира. Привыкаем, что бесшабашные латиноамериканцы исчезли с улиц российских городов, а вечером безуспешно переключаем с канала на канал, в поисках футбола.
21.07.2018 Комсомольская правда Казань
В Татарстане при подготовке к мундиалю была проведена огромная работа. В числе прочего для команд-участниц ЧМ обустраивались тренировочные базы.
20.07.2018 Казанские ведомости